Здравствуйте, уважаемый посетитель!

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка - коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

ЛЮДМИЛА ЦЕЛИКОВСКАЯ: "У КАЖДОГО ЕСТЬ СВОЙ ХОМУТ"


Слава Людмилы Целиковской (8.09.1919-1992) взошла в сороковые годы. Она была сказочно популярна. Ее заваливали цветами, носили на руках в самом прямом смысле этого слова, ей писали письма с предложением руки и сердца, ее появление встречалось восторженным гулом толпы. Ее визитной карточкой до сих пор остаются пять музыкальных комедий военного времени - “Антон Иванович сердится”, “Близнецы”, “Сердца четырех”, “Воздушный извозчик”, “Беспокойное хозяйство”, которые сегодня мы с удовольствием пересматриваем. Она прожила жизнь достойно, красиво, умно, весело. Была сияющей, ироничной, мудрой женщиной, и те, кто рассказывает о ней, всегда улыбаются.



Михаил Иванович Жаров, знаменитый комик, премьер Малого театра, был ее первым мужем. Можно сказать, их соединила война. Они много ездили по фронтам с фильмом “Воздушный извозчик”, где сыграли влюбленных, военного летчика и оперную певицу. Бойцы на передовой тогда часто просили “кино с Целиковской”. Говорят, что и в бой, бывало, шли с возгласом: “За Сталина, за Целиковскую”. Если даже это легенда, то очень красивая. Следующий их дуэт был в фильме “Беспокойное хозяйство”. Жаров снял его сам, специально для Целиковской. Их недолгий брак, условно говоря, и уместился между двумя этими картинами. Говорят, когда они расстались, Жаров, бывший на двадцать лет ее старше, был безутешен.


А все оказалось просто: в 1948 году на вечере Вахтанговского театра Целиковская влюбилась и от мужа ушла. Ее вторым мужем был Каро Алабян. Учился во ВХУТЕМАСе, стал впоследствии главным архитектором Москвы, строил Ленинградский проспект, Театр Советской армии, тот самый, в форме пятиконечной звезды. Улица недалеко от Сокола названа как раз в его честь.
И эта жизнь не была безоблачной. Судя по всему, Алабян, как и его жена, любил резать правду-матку в глаза с присущим ему темпераментом. Его снимали с работы, его объявляли японским шпионом, он имел несчастье спорить с Берией и не принимать на работу его выдвиженцев, противился сталинскому проекту строительства высотных домов...


В конце концов его спас Анастас Микоян, он был другом семьи. Но пока жизнь бурлила и налаживалась, Людмила Васильевна тянула на себе дом и принимала жизнь такой, какая есть.
В 1949 году у них родился сын Александр. В 1954-м они переехали из мастерской Алабяна на улице Горького на Садовое кольцо, в дом напротив американского посольства. Здесь жили большой и шумной семьей, с бабушками. Сюда потом Александр привел свою жену, здесь же поселился и внук с женой, тот самый Каро-младший, который упорно продолжал называть бабушку Люсей. (Александр Алабян и сейчас живет в доме на Садовом. Он и его сын стали строителями, как Каро Алабян.) Она была категорически против, чтобы сын стал актером. Объясняла это без обиняков: “Я не понимаю мужиков, которым хлопают, а они кланяются. Я хочу, чтобы ты был настоящим мужчиной”.

  Людмила Целиковская и Юрий Любимов

Сказать сказала, а сама в третий раз (после ранней смерти Каро Алабяна) вышла замуж за актера. Им оказался ее партнер  -вахтанговский Ромео Юрий Петрович Любимов, который вскоре поставил того самого “Доброго человека из Сезуана”, давшего старт Театру на Таганке.    
Шумная, бурная, страстная, скандальная жизнь этого театра прошла на  глазах Целиковской. Она принимала в ней, естественно, самое живейшее участие. Любимов звал ее Циолковской. Или шутя - Генералом. Она много ему помогала. Пригодились и знание английского, и дипломатические способности, и отменный литературный вкус. Знаменитые таганковские поэтические композиции писались с ее помощью. Об этой литературно-секретарской жизни актрисы мало кто знает, да и она сама не стремилась ее афишировать, инсценировки, которые писала, называла просто “болванками”.
Ее брак с Любимовым длился двадцать лет. В 1980 году Юрий Петрович  ушел к другой, молодой...


Она вынесла и эту потерю. В своих мыслях, поступках и делах Целиковская всегда была естественной. Она была естественна...
...когда горько рыдала на “Ленфильме”, узнав о начале войны, и с тайной надеждой все повторяла: “А может, это ошибка, неправда?”.
...когда на съемках “Грозного” в гримерной распевала с Черкасовым оперные арии, симфонии, а однажды и “Фауста”, всего целиком...
...когда в эвакуации, зная, что Эйзенштейн обожает сладкое, потихоньку подкармливала его, подвешивая к его входной двери мешочек с испеченными пирогами.
...когда, увидев нелепую и страшную демонстрацию с плакатами “Долой “Доктора Живаго”!”, “Пастернаку не место среди советских писателей!”, ринулась к Борису Леонидовичу в Переделкино с корзиной нарциссов.


...когда играла Моцарта на клавесине самого композитора в Зальцбургском музее - клавесин открыли специально для советской кинозвезды.
...когда, узнав, что в очередной раз запрещают спектакль на Таганке, а Любимов мучается “на ковре” у начальства, подняла телефонную трубку и громко прокричала: “Юрий, не унижайся! Немедленно домой! И купи по дороге можайского молока”.
Она любила цитировать Пришвина: “У каждого в жизни есть свой хомут, но важно, чтобы он был по плечу и не натирал шеи”. Тогда можно суметь “не излукавиться”.
Что ж, ей это удалось.

Поиск по этому блогу

Поиск

КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика

Постоянные читатели

Технологии Blogger.

Подписка