Здравствуйте, уважаемый посетитель!

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка - коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

ЭДУАРД КАЗАРЯН (20.06.1923- 2012). МОЛЕКУЛА ИСКУССТВ


Эдуард Казарян (20.06.1923-2012) - величайший механик, создатель микроскопических инструментов, движущихся фигур и картин, не имеющих аналогов в мире.


“Караван верблюдов”, сделанный из драгоценных камней и размещенный в ушке иглы, “Венера Милосская” из золота толщиной в человеческий волос, “Сахарная Икона” (лик Христа на сотой части сахарной крупинки) - все эти микроминиатюры Эдуарда Казаряна занесены в Книгу рекордов Гиннесса. Некоторые из его работ и вовсе невозможно увидеть - разве что под микроскопом в 5-тысячным увеличением. “Непревзойденным микроминиатюристом”  назвала его мировая пресса. В этом эпитете нет ни капли преувеличения - ни один человек в мире 
не в состоянии повторить его творения.
  



Во времена багровой инквизиции и канонизированного творчества он, видимо, первым взошел бы на костер; предлагаемый им альтернативный масштаб в искусстве не только противоречит обозначенным догмам, но и вполне реально указывает на наличие некой силы в процессе изготовления конечного продукта: без дьявола здесь определенно не обошлось! Право же, как прикажете понимать появление самодостаточного шедевра на половине рисового зерна, на человеческом волосе или сотой части сахарной крупинки? Колдун он и есть колдун.
Между прочим, могло быть и иначе: находись его “Караван верблюдов” (в ушке иглы, из драгоценных камней) или “Сахарная Икона” (лик Спасителя на сотой части мельчайшего сахарного кристаллика) где-нибудь в Иерусалиме - за обладание этими божественными реликвиями Ватикан инициировал бы еще не один крестовый поход. Впрочем, почему только в Иерусалиме? В средневековой Европе христианская Армения считалась одним из “святых мест”, обязательное посещение которой являлось составной частью “программы пребывания” пилигримов на сказочном Востоке. В “Видении о Петре-пахаре” английского поэта Уильяма Ленгленда искатели “царства Правды” повстречали “одетого сарацином, как одеваются пилигримы”, человека:
Откуда ты? - они его спросили.
Я на Синае был, - он им в ответ, -
Я также посетил и гроб господень,
И Вифлеем, и дальний Вавилон,
Я был в Армении, в Александрии,
О чем вам знаки эти говорят.
И в дождь, и в зной я шел к святыням дальним,
Ища в своей душе небесных благ.
Основателя школы живой микроминиатюры Эдуарда Казаряна американцы называют “мистером восьмое чудо света”. Это прозвище он получил в 1977 году в Лос-Анджелесе, где проходила советская выставка - тысячи посетителей армянского павильона “Мир чудес” были шокированы не меньше, чем в свое время могли бы подивиться столь “очевидному и невероятному” явлению человеческой (ли?) природы инквизиторы. Впрочем, созданный мастером механизм творчества едва ли можно назвать школой, ибо на сегодняшний день нет в мире человека, способного конкурировать с художником. Рукотворные чудеса Эдуарда Казаряна воистину сказочны; русские его называют Левшой, подковавшим блоху. Между прочим, о “Венере Милосской” - из золота толщиной в человеческий волос - вполне мог поведать и Александр Пушкин в “Сказке о царе Салтане”: “Мы объехали весь свет; за морем житье не худо, в свете ж вот какое чудо: волос золотой лежит, статуя на нем стоит - сплошь эллинская манера, настоящая Венера”.
Большое видится на расстоянии... десяти сантиметров и непременно через микроскоп; автопортрет на срезе рисового зерна, выгравированная на конском волосе молитва “Отче наш”, букет роз на лепестках из рыбьей чешуи. Вероятно, еще ни один искусствовед так глубоко не проникал в мельчайшие детали творчества, “молекулярное изображение” - это уже не только наука, но и искусство; Эдуард Казарян исследует под микроскопом атомы первородного искусства. Более того, он приводит их в движение: совершенно непонятным образом у фигур начинают двигаться голова, руки при полной неподвижности остальной части тела. Такой является композиция, посвященная 1700-летию принятия христианства в Армении: над головами стоящих с воздетыми кверху руками армянского царя Трдата и Католикоса всех армян Григория Просветителя небесная фигура Иисуса Христа, который движением головы и рук повелевает двум ангелам опустить, а затем поднять лампаду.


Выражающий абсолютную сосредоточенность его строгий, аскетичный взгляд выдает в нем уединившегося в своей мастерской средневекового отшельника; он весьма походит на великих мастеров скрипичных дел эпохи Гварнери, Амати и Страдивари. Начинивший средневековую миниатюру третьей космической скоростью, обеспечившей ей невиданную высоту полета, Эдуард Казарян действительно мастер на манер великих итальянцев: с 13 лет упорно занимался скрипичным мастерством, в 16 стал заместителем концертмейстера Армянского оперного симфонического оркестра, в 20 лет - известным мастером, возродил и вернул в мир большой музыки знаменитую виолу Баха, которая более 270 лет “молчала”; устранив ошибки мастера виолы времен Баха, он опять сделал ее играющим инструментом. Эдуард Казарян создал единственный в своем роде квартет уникальных инструментов “Двин” - по названию одной из средневековых столиц Армении - струнный орган которого не имеет аналога. Кстати, еще в юном возрасте Казарян создал скрипку длиной всего 14 миллиметров, весом в полграмма, а спустя некоторое время изготовил точную копию инструмента Антонио Страдивари: миниатюрная скрипка имеет длину четверть миллиметра и весит 0,003 грамма. Сотворенный мастером знаменитый автомат мира - так охарактеризовал его Дмитрий Лихачев - сделан из высококачественных пород дерева, на которых помещены сорок миниатюрных инструментов разных народов мира. Иные полагают, что живи Эдуард Казарян в эпоху просвещенного абсолютизма, первые чудеса романовских безделушек вылуплялись бы не из яиц Фаберже.
Впрочем, у Мастера на сей счет есть собственное мнение: “Порой мне действительно кажется, что я родился не в то время. Ибо все больше интересует меня уже не будущее, а прошлое. Прошлое, в первую очередь, национальное; это как зов предков. Их уклад не предполагал ничего лишнего. Никаких ненужных предметов, заполоняющих пространство - маленькая форма и большое содержание. Каждое дерево, каждый цветок и каждый народ имеют свои корни. И все мы прорастаем из корней; как я из своего генеалогического, посаженного в Эдеме”.


Утверждение смелое, но не лишенное оснований: ученые средневековой Европы именно в Армении локализовали “Райский сад”, “Легенда о докторе Фаусте” отнюдь не лишнее тому подтверждение. Несколько позднее Томас Манн в “Иосифе и его братьях” напишет: “Юный Иосиф только улыбался, когда жители пустыни из Сирии объявляли раем большой оазис Дамаск... Не пожимал он из вежливости плечами, но внутренне пожимал ими, и тогда когда жители Мицраима заявляли, что сад этот находится, само собой разумеется, в Египте, ибо середина и пуп вселенной - Египет. Курчавобородые синеарцы тоже считали, что Вавилон это священная середина вселенной... Дошедшее до нас описание рая в одном отношении точно... и признав эту пальму первенства за Арменией, мы всего-навсего сделаем шаг к следующей правде”.

Источник: Арис Казинян. 100 величайших армян ХХ века. Москва. 2006



Поиск по этому блогу

Поиск

КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика

Постоянные читатели

Технологии Blogger.

Подписка