Здравствуйте, уважаемый посетитель!

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка - коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

СЕРГЕЙ ЛЕМЕШЕВ (10.07.1902-1977). ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ


Сергей Лемешев был горячо любим целой армией поклонников и поклонниц.  Особенно за партию Ленского в опере П.И. Чайковского “Евгений Онегин”, которую он исполнил 500 раз, в том числе и в день своего 70-летия. “Ленский целиком заполнил мою жизнь, - говорил артист. - Из моих более чем тридцати ролей эта - самая дорогая, любимая, самая большая радость моего творчества”. Его голос, лирический тенор редкой красоты и обаяния, был словно создан для образа юного влюбленного поэта. “Поклонник Канта и поэт” стал верным спутником певца на протяжении всей жизни.
Лемешев был единственным, кто в цикле из пяти концертов исполнил абсолютно все романсы Петра Ильича Чайковского, открыв для слушателей удивительный мир камерного творчества великого русского композитора.




КОШЕЛЕК И КРЕДИТКА
В сентябре 1926 года Сергей Яковлевич Лемешев дебютировал в спектакле “«Севильский цирюльник” на сцене Свердловского оперного театра. Он пел Альмавиву, Григорий Пирогов - Базилио. Во время спектакля произошел забавный инцидент с кошельком, о котором вспоминал Лемешев:
“Я никогда не мог представить себя на сцене рядом с Пироговым. Может быть, именно от чувства слишком большой ответственности я и подвел Григория Степановича. В третьем акте, когда все доказывают Дону Базилио, что он болен, я, Альмавива, должен подойти к нему со словами: “Вам лечиться б не мешало и неделю полежать” - и сунуть ему в руку кошелек. Но в кармане, к моему ужасу, кошелька не оказалось - забыл положить. На мгновение меня сковал страх и стыд: ничего себе, хорошо начинаю. Мысль лихорадочно заработала: что делать? В последнюю секунду я сообразил схватить с клавесина неизвестно как попавший туда клочок цветной бумаги, сложил ее вчетверо, как десятку, и сунул в руку Пирогову, Пирогов взял, посмотрел и процедил сквозь зубы: “Что же ты, черт окаянный, графа играешь, а платишь кредитками!” Я перестал быть графом и стоял, горестно склонив голову, думая о том, что же Пирогов споет мне вместо: “Кошелек? Лежать в постели?” Но он очень быстро нашелся: “Мне - кредитка? Лежать в постели?” Видно, ему были не впервые подобные случаи...”


ПОГИБ, НЕ СКАЗАВ НИ СЛОВА...
Когда знаменитый в будущем Лемешев работал в Свердловском театре оперы и балета, там ставили оперу “Евгений Онегин”. Режиссер спектакля, пристрастный к реализму, предложил весьма своеобразное сценическое решение: ария Ленского исполнялась не в сцене дуэли, а раньше. Юный поэт в ночь перед гибелью, запалив свечу и вооружившись гусиным пером, как бы сочинял эти прощальные стихи: “Куда, куда вы удалились”... Сцена же дуэли шла без этой арии: Ленский погибал молча. Лемешев, вынужденный подчиниться воле режиссера, не преминул все же написать ехидное четверостишие:
Устроили Чайковскому погром,
Что было спереди - идет концовкой.
Гусиным Ленский арию поет пером,
Но... все-таки доволен постановкой...


БЛАГОСЛОВЛЯЮ ВАС, ЛЕСА!
Лемешев как-то поведал актеру Борису Щукину о своей мечте - спеть всего Чайковского - и спросил, не слишком ли это смело выглядит?
Щукин горячо поддержал эту идею, по поинтересовался, что именно смущает певца?
 Да как же,  сказал Лемешев,  например, романс “Благословляю вас, леса” написан автором для баса, а у меня легкий лирический голос!
На это Борис Васильевич не без юмора ответил:
-  Не понимаю, дорогой, почему леса надо благословлять обязательно басом? Можно благословлять их и тенором!

    


Поиск по этому блогу

Поиск

КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика

Постоянные читатели

Технологии Blogger.

Подписка