Здравствуйте, уважаемый посетитель!

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка - коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

ГЕНРИХ НЕЙГАУЗ (12.04.1888-1964). ИТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ.

 
Генрих Густавович Нейгауз - пианист, педагог, музыкальный писатель, создатель крупнейшей пианистической школы. Родился в Елизаветграде в семье с музыкальными традициями. Концертировал с девяти лет. Учился в Берлине и Вене. В 1915 году экстерном окончил Петроградскую консерваторию. В 1922-1964 годах - профессор Московской консерватории, воспитал плеяду выдающихся пианистов, среди них С. Рихтер, Э. Гилельс, Я. Зак,Т. Гутман, С. Нейгауз и другие.
В 1958 году вышла книга Нейгауза “Об искусстве фортепианной игры”, которая явилась учебником и настольной книгой для многих талантливых исполнителей.


***
Нейгауз был “совой” и любил заниматься по ночам, засыпая лишь под утро. С его привычкой вести уединенный образ жизни близким приходилось считаться, но особенно тяжело было посторонним. Мало кто не впадал в недоумение при виде вечно молчащего музыканта, который за целый день мог не проронить ни слова, кроме одной фразы:
- Слово - серебро, молчание - золото.

***
Восхищаясь красотой одной из участниц Международного конкурса им. Чайковского в Москве, однако весьма посредственной пианисткой, кто-то сказал:
- Посмотрите, это же вылитая Венера Милосская!
- Да, - подтвердил Нейгауз, - вот только еще для большего сходства руки бы ей оторвать.

***
Однажды за ужином Нейгауз предупредил своих гостей:
- У меня, знаете ли, очень добросовестная и старательная домработница! Она сегодня целый день пекла для нас пирожки и теперь наверняка ждет похвалы. Необходимо громко поговорить о том, какие вкусные пирожки, чтобы она услышала.
Один поэт возразил:
- Но пирожки так себе...
- Ну так что ж! Ведь и ваши стихи так себе. Однако их печатают, кто-то читает, кому-то они нравятся, критики вас хвалят. И вы хвалите! - приказал Нейгауз.



***
Лето пианист обыкновенно проводил на даче. Во время своих занятий Нейгауз не терпел никого не только в комнате, где стоял инструмент, но и вообще в доме! А по поводу своего затворничества он любил повторять чье-то изречение:
- Наши худшие враги - это наши лучшие друзья, отнимающие у нас столько времени.

***
Нейгауза спрашивает газетный корреспондент:
- Скажите, неужели пианист непременно должен упражняться ежедневно?
- Да, непременно.
- Но почему?
- Если взять меня, то если я не упражняюсь один день, я сразу же это чувствую, если два дня - это чувствуют мои пальцы, а если три дня не сажусь за рояль - это чувствует публика.

***
Пианист, обожавший хвастаться своими успехами, причем всегда их преувеличивавший, как-то, встретив Нейгауза, гордо сказал:
- А знаете ли вы, Генрих Густавович, сколько мне заплатили за запись на радио?
- Знаю, - кивнул Нейгауз. - Половину той суммы, что вы хотите мне назвать.


***
Как-то раз на занятиях со студентами Генрих Густавович Нейгауз с совершенно серьезной миной высказал свое недоумение по поводу того, что фортепиано названо именно “форте-пиано”.
- Ведь основное его отличие от своего предка клавесина состоит не в том, что на нем можно играть “громко-тихо”, это и клавесин умеет, - продолжал учитель. - Главное отличие состоит в том, что на пианино возможны процессы усиления и уменьшения силы звука. Значит, пианино совершенно необходимо переименовать в “граве чембало кон крещендо э диминуэндо”!

***
Однажды Нейгауз решительно сказал своим ученикам:
-  Товарищи!   Ну  почему  нас  называют пианистами?! Ведь в наше время абсолютно все играют громко, значит, они не пианисты, а “фортисты”. Пианисты сегодня - большая редкость!.. Есть великие мастера, такие как Рихтер, эти мастера совсем не пианисты, а “крещендо-диминуэндисты”! Но таких мало...

***
Нейгауз много лет дружил с поэтом Борисом Пастернаком. Когда любвеобильный Пастернак увел у Нейгауза жену, тот в ярости ударил неверного друга по голове тем, что под руку попалось, а под руку ему попался толстенный клавир оперы Мейербера “Гугеноты”...
Пастернак, пошатнувшись, закрыл голову руками, а насмерть перепутавшийся за поэта, которого он считал гениальным, Нейгауз в ужасе бросился к нему с криком:
- Борис, прости! Я не хотел повредить твою замечательную голову!

Поиск по этому блогу

Поиск

КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика

Постоянные читатели

Технологии Blogger.

Подписка