Здравствуйте, уважаемый посетитель!

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка - коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

ПЯТЬ ЧУДЕС МАРШАЛА БАГРАМЯНА


 



Характер полководцев проявляется во время войны. Личную историю, подобно истории Отечества, они пишут гусеницами танков, разрывами снарядов, пролитой кровью бойцов своих и чужих армий. Поэтому повествование о маршале Баграмяне - это рассказ, в первую очередь, о днях, когда он защищал свою Родину от врага явного, на поле боя, и от противника потенциального, во время тайных сражений войны холодной.









Он должен был погибнуть, как минимум, пять раз.
Первый - в 1917 году от турецких пуль, когда прапорщик армии Первой Армянской Республики Баграмян, встав в полный рост, двинулся на позиции турок, прикрывая отход своих подчиненных.
Второй раз с ним могли разделаться дашнаки, ибо Баграмян принял сторону советской власти. Расстрел был почти предрешен. И снова - чудесное спасение. Те, кто мог прямо обвинить Баграмяна в просоветских настроениях, оказались на передовой, и следователь, кстати, симпатизировавший прапорщику, не смог собрать против него достаточного количества улик.
В 1936 году на полковника Баграмяна “накопали” компромат как на бывшего служащего буржуазной армии. Спас его от ареста Анастас Микоян.
В 37-м Баграмяна уволили со службы за то, что он не отказался от своего брата, арестованного НКВД. Но наш герой пробился на прием к Ворошилову, и нарком обороны помог ему восстановиться в армии.

 Осенью 1924 года Иван Баграмян был направлен в Ленинград на учебу в Высшую кавалерийскую школу. Вместе с ним ее слушателями стали такие известные в последующем военачальники, как Г. К. Жуков, А. И. Еременко, В. И. Чистяков, П. Л. Романенко, К. К. Рокоссовский. Вскоре Высшая кавшкола была переименована в Кавалерийские курсы усовершенствования командного 
состава конницы РККА (ККУКС).
На фото слушатели ККУКС 1924/25. Баграмян - крайний справа (сидит).

Великую Отечественную войну Иван Христофорович встретил в Киевском особом военном округе. К сентябрю киевская группировка советских войск оказалась в окружении.
Рассказывает внук маршала, Иван Сергеевич Баграмян: “Было решено выходить из окружения двумя группами. Для обеспечения выхода из окружения основных сил фронта во главе с генералом Кирпоносом дед с группой бойцов должен был, совершая отвлекающий маневр, пробиваться на самом опасном участке. Но получилось так, что он сумел вывести из окружения не только свою группу, но и более 20 тысяч присоединившихся к ней бойцов и командиров Красной Армии, а Кирпонос и бойцы его группы не смогли прорваться и погибли.
Уже в ноябре Ивана Христофоровича наградили первым орденом Боевого Красного знамени, а в конце декабря 1941-го он стал генерал-лейтенантом.


В пятый раз на волосок от гибели Баграмян оказался во время Харьковской стратегической операции. Продолжает рассказывать внук: “Командовал Юго-Западным фронтом Тимошенко. Членом военного совета был Хрущев, а дед был начальником штаба. В результате неудачной операции под Харьковом в окружение попала большая группировка Красной Армии. В итоге Сталин, не снимая вины с руководителей, то есть с Тимошенко, который до начала войны был наркомом обороны, и с Хрущева, назвал виновным деда. Это было не совсем справедливо, ведь он решения принимал не один. Принимали все. Тем более все согласовывалось с вышестоящими инстанциями. Есть письмо Сталина, где он деда напрямую обвиняет”.
Вот что пишет Сталин: “Мы здесь, в Москве, члены Комитета Обороны и люди из Генштаба, решили снять с поста начальника штаба Юго-Западного фронта тов. Баграмяна. Тов. Баграмян не удовлетворяет Ставку не только как начальник штаба, призванный укреплять связь и руководство армиями, но не удовлетворяет Ставку даже и как простой информатор, обязанный честно и правдиво сообщать в Ставку о положении на фронте. Более того, т. Баграмян оказался неспособным извлечь урок из той катастрофы, которая разразилась на Юго-Западном фронте. В течение каких-либо трех недель Юго-Западный фронт благодаря своему легкомыслию не только проиграл наполовину выигранную Харьковскую операцию, но успел еще отдать противнику 18-20 дивизий”.
По тем временам такие выводы Верховного главнокомандующего означали одно - расстрел. Но Сталин, внезапно, по одной ему известной причине, назначает Баграмяна начальником штаба 28-й армии, а затем - командующим 16-й армией, где Иван Христофорович проявляет себя только с положительной стороны. Успешные действия в обороне, великолепная наступательная операция с освобождением города Жиздры - и армия становится 11-й гвардейской. Дальше - снова удача, при освобождении Орла: “У него было определенное мнение по поводу этого наступления, которое не совпадало с мнением руководства фронта. Он несколько раз высказывался, но его каждый раз останавливали вышестоящие начальники. В итоге это привело к тому, что было совещание у Сталина. Оно заканчивалось, стали сворачивать карты. Ну, и Сталин, в своем стиле, спрашивает: а, может быть, еще кто-нибудь что-нибудь скажет и дополнит? Ну, дед, значит, поднял руку и свое мнение доложил.
Сталин задумался и потом сказал, - это дельное предложение. Ну-ка, опять карты развернуть. Идея деда сводилась к тому, что он просил укрепления своей армии и предлагал нанести удар встык, между противостоящими армиями гитлеровцев.
В результате этого удара его армия продвинулась дальше всех, на 55 километров, а дед получил звание генерал-полковника. И через некоторое время Сталин вызвал его в ставку, снова повысил в звании и назначил командующим 1-ым Прибалтийским фронтом”.
Войну Иван Христофорович Баграмян закончил в Восточной Пруссии. К тому времени он был генералом армии и Героем Советского Союза. На Параде Победы Баграмян шел во главе сводного полка 1-го Прибалтийского фронта.


О маленьком эпизоде на приеме в честь Парада Победы в Кремле маршал рассказал внукам: “Сталин подходит с бокалом к полководцам, тост провозглашает и говорит: все маршалы, только двое - Баграмян и Еременко генералы армии. А дед возьми да и скажи: наше дело было - воевать, а Ваше - оценивать, товарищ Сталин. А потом: ух, что же я сказал! Но, обошлось”.
Летом 1958 года Баграмяна назначают начальником Тыла Министерства обороны СССР. Спустя четыре года ему представилась возможность проявить высочайший уровень и высочайшую квалификацию военачальника. Речь об операции “Анадырь”.
В 1959-м на Кубе побеждает революция. Попытка высадки американского десанта в Заливе Свиней весной 1961 года проваливается. В США не успокоились и продолжили готовиться к захвату Кубы. Почти одновременно на южных рубежах СССР американцы разместили ракеты “Юпитер” с ядерными боеголовками, способные накрыть всю европейскую часть СССР.
Политбюро ЦК КПСС в ответ принимает решение - разместить ракеты средней дальности на острове Свободы. Обеспечить операцию должно было Минобороны совместно с Минморфлота. Кто отвечает за снабжение и материальную часть? Правильно - начальник Тыла - Иван Христофорович Баграмян.
Надо сказать, что даже ближайшим своим родственникам он до самых последних дней жизни ничего об этой операции не рассказывал: “Мы узнали о том, что дед был одним из главных действующих лиц в этой истории, совсем недавно. В семье об этом не было сказано ни слова. Известно было только то, что в начале 60-х он должен был лететь в командировку на Кубу, но она по каким-то причинам не состоялась”.

 

Представьте себе на минуту, что вам необходимо скрытно перебросить на ракетную дивизию (40 пусковых установок и ракеты к ним), четыре мотострелковых полка (полкам были приданы три дивизиона ракет малой дальности “Луна”, способных нести спецбоеприпасы), две дивизии ПВО (144 пусковых установки для зенитных ракет С-75), два полка фронтовых крылатых ракет, эскадрилью фронтовых бомбардировщиков Ил-28, два вертолетных полка, эскадру надводных кораблей, эскадру подводных лодок, бригаду ракетных катеров. И это еще не полный список.
Личный состав частей - 51000 человек. Всем надо создать условия для нормальной службы. К тому же одеть и солдат, и офицеров следует не в военную форму, а в гражданскую одежду. А есть ли на складах дивизий и военных округов такая одежда? Правильно - нет.
Для техники тоже нужно создать условия. Значит, необходимо доставить на остров достаточное количество топлива и ГСМ, запчастей.
Маршал Баграмян справился со всеми задачами. Его люди работали быстро и четко. Почему? Возможно, ответ на этот вопрос лежит в отношении подчиненных к своему командиру: “Уже после кончины деда, на одном из юбилеев, выступал генерал, который служил под его началом. И он сказал: мы боялись Ивана Христофоровича. Но не так, как Жукова, Еременко, других военачальников. Просто боялись его подвести”.


Характер маршала проявился и в отношении к близким. Так, у него никогда не было никаких фронтовых подруг, “походно-полевых жен. Он любил свою супругу Тамару Амаяковну до последнего дня жизни.
Источник: газета “Культура” от 30.11.2012 года






Поиск по этому блогу

Поиск

КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика

Постоянные читатели

Технологии Blogger.

Подписка