Здравствуйте, уважаемый посетитель!

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка - коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

АЛЕКСАНДР ГЛАЗУНОВ (10.08.1865-1936). ВООБЩЕ-ТО Я ИХ СЛЫШАЛ

 

Еще до революции 1917 года Александр Константинович Глазунов, выдающийся русский дирижер и композитор, стал ректором Петербургской консерватории. Во многом именно ему Россия обязана появлением плеяды великолепных музыкантов начала двадцатого века. Большевики не тронули Глазунова по той простой причине, что он в 1905 году, после увольнения Римского-Корсакова, из чувства протеста на некоторое время покинул профессорское место. Однако в доверенной Глазунову консерватории некоторые профессора считали, что методы преподавания должны быть более прогрессивными, да и студенты утверждали, что ректор подавляет их свободу.


Александр Константинович очень часто приходил на экзамены и зачеты, далеко не всегда предупреждая о своем появлении. Однажды Глазунов нагрянул на зачет одной из групп, когда сдавать готовились Виктор Городинский, будущий известнейший музыковед, и его симпатичная юная жена. Городинский дрожащими пальцами тыкал в клавиши рояля, помогая жене настроить скрипку. Им предстояло сыграть сонату Франка ре-минор, и оба страшно волновались - настолько, что почти шепотом отвечали на вопросы ректора. Надо сказать, что Глазунов музыкантов любого уровня и возраста, в том числе студентов, именовал не иначе как “коллеги”. И вот, увидев чрезмерное волнение молодых людей, Александр Константинович внезапно спросил Городинского:
- Уважаемый коллега, скажите, а вы коньяк любите?
Вообще-то для середины двадцатых годов этот вопрос прозвучал очень странно - ну откуда бедному, худосочному и вечно голодному студенту Городинскому было знать вкус коньяка? Но Виктор Маркович, которого трясло от страха, неожиданно даже для себя самого громко заявил:
- Конечно, люблю!
Глазунов улыбнулся, кивнул и достал из своего портфеля бутылку настоящего и дорогого французского коньяка. Придвинув к себе два стакана, Александр Константинович немного налил себе и почти полный стакан - Городинскому. Разницу в количестве напитка Глазунов объяснил просто:
- Возраст… А вам, как лекарство от страха, очень даже поможет.
Пока ректор смаковал первый глоточек аристократического напитка, Городинский схватил стакан и залпом выпил коньяк. К сожалению, в этот день Городинскому не довелось позавтракать, а потому спиртное не просто сняло нервное напряжение. Буквально за несколько минут студента развезло в хлам, и он неверными шагами отправился к роялю. Утвердившись на табурете, Городинский широко махнул жене и вместо вступления к сонате принялся лупить по клавишам в полном беспорядке. Мало того - Виктор Маркович громко и невпопад напевал. Его жена замерла в полной растерянности, а Глазунов рассмеялся и кивнул студентке на дверь. Девушка кое-как оттащила своего мужа от рояля и увела из зала. Довольный ректор повернулся к совершенно обалдевшему экзаменатору и сказал:
- Вот видите, коллега! Меня обвиняют в консерватизме и подавлении свобод. А я заметьте, студентов французским коньяком угощаю…
Глазунов встал, убрал коньяк в портфель и добавил:
- Кстати, коллега. Супругам Городинским поставьте зачет обоим. Вообще-то я раньше слышал их исполнение, и оно вполне приемлемо.

Поиск по этому блогу

Поиск

КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика

Постоянные читатели

Технологии Blogger.

Подписка