Здравствуйте, уважаемый посетитель!

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка - коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

ЛАЗАРЬ КАГАНОВИЧ (22.11.1893-1991)



Его имя сегодня практически забыто. Он не стал героем Гражданской войны или жертвой сталинских репрессий (скорее, был их активным участником), позже был отодвинут в сторону, исключен из партии и упоминался лишь как участник “антипартийной группы Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова”. Но имя этого человека 20 лет носил Московский метрополитен, и с ним же связано рождение праздника дня железнодорожника в Советском Союзе и современной России.


В 30 лет он стал членом ЦК ВКП (б) и секретарем ЦК, вскоре возглавил партийную организацию Украины, а следом и Москвы. Первая половина 1930-х годов, когда он руководил Москвой, стала венцом его карьеры, а его деятельность в те годы породила миф, что именно Каганович разрушил старую Москву, хотя Первопрестольная ничуть не меньше безвозвратных потерь понесла как до него, так и после. К тому времени по сравнению с довоенным население столицы выросло на миллион человек, назревал жилищный кризис, 90% улиц составляли булыжные мостовые, основным транспортом был трамвай, на весь город насчитывалось менее 200 автобусов, троллейбусного сообщения не существовало. Более половины домов были одноэтажными, деревянными, не везде были канализация и водопровод, а существующие не удовлетворяли городские потребности. Отопление осуществлялось дровами и углем. Снос памятников и разрушение церквей начались сразу после революции, городской планировкой никто не занимался. 
Как вспоминал Каганович, началось все с вопроса о плохом состоянии мостовой на Арбатской площади, по которой часто ездил в Кремль Иосиф Сталин, а дошло до генерального плана перестройки Москвы - с сооружением канала Москва - Волга, возведением новых мостов, строительством метро, сносом старых строений вроде Китайгородской стены. В докладе, сделанном на пленуме ЦК летом 1931 года, Каганович предложил сделать Москву “образцовым городом”, придав ему должную красоту. Под красотой понимались ровные и широкие улицы и большие дома в центре. Покрыли сами асфальтом четверть всех городских улиц (прежде такие работы вели иностранцы), удвоили подачу воды, избавились от газовых и керосиновых фонарей, пустили первый советский троллейбус с его инициалами в названии марки - ЛК, приступили к сооружению метро. Каганович вникал во все детали. Съездив инкогнито в Берлин, он заявил, что там “входы в метро - дыра в земле, а у нас должны быть красивые павильоны”. Собирались сдать к празднику, даже появился стих: “То метро, что ты готовишь, силой сталинской горя, пустит Лазарь Каганович в день 7 Ноября”. Но так как опыта ни у кого не было, качество работ на первых порах было низким, о сроках говорить перестали. 


Сдали метро в мае 1935 года; “в соответствии с желанием строителей метрополитена”, ему присвоили имя Кагановича, к тому времени назначенного наркомом путей сообщения. В своей речи по случаю завершения строительства нарком сказал: “Мы разрушаем негодное старое, но мы умеем создавать новое”. И если метро на самом деле можно было гордиться, то в негодное попали монастыри, церкви, храм Христа Спасителя, Сухарева башня, Китайгородская стена, многие московские кладбища. О сменившем их новострое посетивший в тот год Москву французский писатель Ромен Роллан сказал: “Москва становится одним из заурядных европейских городов. Я не ощущаю в ней особой прелести. Меня поражает банальность ее застройки”.
На пост наркома путей сообщения Кагановича назначали трижды. Вскоре после сдачи метро в своем докладе нарком назвал вождя “великим машинистом социалистического локомотива”. Вождю речь так понравилась, что день, когда он встречался с железнодорожниками, 30 июля, через год объявили Всесоюзным днем железнодорожного транспорта. Перенесенный позже на первое воскресенье августа, он был профессиональным праздником в СССР, остается таким и в новой России. Вождь однажды произнес тост за своего “железного наркома”: “За Кагановича! Каганович - храбрый человек, он знает, что, если поезда не будут приходить вовремя, его расстреляют!” Потому не случайно, уже будучи на пенсии, Каганович как-то проговорился своему водителю: “Не тормози. Жутко ненавижу скрип тормозов. Особенно возле своего дома. Всю жизнь боялся”.

Поиск по этому блогу

Поиск

КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика

Постоянные читатели

Технологии Blogger.

Подписка