Здравствуйте, уважаемый посетитель!

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка - коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

ОДНАЖДЫ...




***
Известный химик Карл Клаус - исследователь платиновых металлов и открыватель элемента рутения, названного в честь России, - происходил из немецкой семьи, учился в Дерпте и в годы профессорства в Казанском университете владел русским языком еще не вполне свободно. Работая со студентами в химической лаборатории, он, призывал их к максимальной осторожности и осмотрительности, неизменно произносил фразу, которая приводила в восторг его ученика А.Бутлерова:
- Господа! - важно говорил он.
- Взрыв хотя редко бывает, да часто случается...


***
Когда слухи о том, что изобретатель Хайрам Максим изобрел пулемет, выпускающий 600 пуль в минуту, достигли Китая, известный сановник Ли Хунчжан поспешил в Англию. Едва ступив на берег, он заявил: “Я хочу немедленно видеть Хайрама Максима” Встреча состоялась, и Максим продемонстрировал именитому гостю губительнее действие своего оружия. Потрясенный Ли спросил:
- Глубокоуважаемый мастер, а во сколько же обходится стрельба из столь изумительного, превосходно сделанного пулемета?
- 130 фунтов стерлингов в минуту, - лаконично ответил Максим.
- Пожалуй, этот замечательный пулемет стреляет слишком быстро для Китая, - после длительного раздумья, наконец, промолвил Ли...


***
Когда Марк Твен был молодым репортером в Виржиния Сити, Невада, он встретил незнакомца в бильярде, который предложил ему пари. Незнакомец предложил ему игру на половину доллара - и даже сказал, что сам будет играть левой рукой, видя, как Твен разогревается. Твена это задело, и он, как он сам позже писал “решил преподать незнакомцу урок”. Но незнакомец выиграл первый бой, очистил весь стол и забрал деньги Твена, “и все что я мог себе позволить это небольшую реплику”. “Если вы играете так своей левой рукой”, сказал Твен, “я бы хотел увидеть, как вы играете правой”. “Я не могу”, сказал незнакомец, “Я левша”.


***
Однажды во время гастролей Свердловской оперы в Москве, в “Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко” перед началом “Бориса Годунова” перед билетершей появился высокий пожилой господин в длинном чёрном пальто с двумя молодыми людьми.
Билетерша: “Нельзя в пальто, разденьтесь внизу”.
Один из молодых людей: “Мы в директорскую ложу”.
Билетерша: “Ну и что. Нельзя в пальто”.
Второй молодой человек: “Мы по приглашению. Вот, смотрите. В директорскую ложу”.
Билетерша: “Ну и что. Разденьтесь внизу”.
Молодой человек (склонившись к уху билетерши, тем не менее, все вокруг слышат): “Это Козловский”.
Билетерша: “А по мне хоть Лемешев”.


***
В пятидесятые годы в Московском цирке работал режиссер Арнольд Григорьевич Арнольд. Как писал о нем Юрий Никулин, “человек огромного темперамента, удивительной энергии - один из лучших режиссеров цирка!”. Арнольд очень дружил с Леонидом Утесовым, часто сиживал с ним за бутылкой чего-нибудь покрепче. Однажды засиделись. Арнольд стал уговаривать Утесова остаться: чего, мол, тащиться через всю Москву на ночь глядя, вот тебе кушетка, ложись и спи. Утесов ни в какую не соглашался. Мотивировал тем, что боится огромной собаки Арнольда, на которую и днем-то страшно смотреть, а ночевать с ней в одной квартире тем более. Да еще эта кушетка, которую хозяин предлагал для ночлега: Утесов знал, что обычно собака спит именно на ней, и не без оснований опасался, что зверюга будет недовольна. И только когда Арнольд пообещал, что запрет собаку в чулан, Утесов согласился и остался. Ночью раздался грохот, и на спящего Утесова обрушилось нечто громадное и тяжелое. Эта собака вырвалась-таки из заключения и прыгнула на законную кушетку. Она устроилась на ногах Утесова и всем видом показывала, что не уйдет ни за что. Перепуганный Утесов сдавленным голосом позвал Арнольда на помощь, причем, что интересно, по-еврейски. Хозяин пришел, прогнал собаку, долго и озадаченно смотрел на Утесова и, наконец, спросил: “Ледя, вот никак не могу в толк взять: почему ты меня по-еврейски позвал, никогда в жизни на идиш не общались?..” На что Утесов плачущим голосом ответил: “Чтобы твоя чертова собака не поняла, зачем я тебя зову!”

Поиск по этому блогу

Поиск

КОНТАКТЫ

Яндекс.Метрика

Постоянные читатели

Технологии Blogger.

Подписка